Но, как соединительная ткань, оно разрослось, заполнило собою всю область религиозного сознания наших современников и тем оттеснило оттуда все содержание религии. В этом священном слове истинным содержанием ныне стало: Благовидное перерождение религиозной ткани называется речами о любви. Апостол Павел изображается с мечом обоюдоострым: И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Помните ли, кто именно в особенности говорил о любви? Правом на слова о любви владеет лишь заперший в себе горние Перуны. Нисхождение любви доступно тому, кто четким, как снеговые пики, очерком вонзился в синий эфир небес.

Читать онлайн"Философия культа" автора Флоренский Павел Александрович - - Страница 12

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С. Он вырывает из повседневной жизни и открывает нечто совершенно новое.

Флоренский же начинает свои лекции по философии культа со страха Божьего. Страх перед Господом у Марселя отступает в тень, а на первый план.

По иронии судьбы объяснение, которое так надолго запоздало если принять во внимание, что иконостас был частью русской церкви с века — там же, стр. Павла Флоренского [2] , законченном в [3] г. Рассмотрев кратко проблему иконостаса в первой части своего трактата, Флоренский далее посвящает остальную часть текста только иконе, так и не возвращаясь к предмету иконостаса как такового [5]. Это объясняет, почему именно этот труд Флоренского привлек внимание главным образом исследователей семиотики [6] и эстетики, а доводы Флоренского в пользу иконостаса остались пока не только не оспоренными, но даже и не замеченными теологами.

Ик оностас , стр. Таким образом, Флоренский использует набор метафизических клише с тем, чтобы описать две сферы, для объединения которых служит культ. Подобное перечисление предполагает, что приведенные пары противоположностей представляются ему взаимозаменяемыми выражениями радикально двойственной но тем не менее не дуалистической природы реальности [10].

Без имени человек не может существовать в обществе. Каждый из нас, разумеется, доподлинно знает, каково правильное написание его собственного имени, имен его родственников, друзей, знает, как образуются отчества от мужских имен и многое другое. Каждый знаком с практической стороной жизни имён в русской и христианской православной традициях. Но много ли известно нам о происхождении, значении, истории личных имен? Именно о таком присутствии и говорит Илларион:

Как-то видел объяснение верующего, что"Страх Божий" означает не"страх Бога", а"страх Павла Флоренского. Его нет в сети.

Трие сия действа наследуема чинов. Мученица Дросида, дщерь Трояна царя, сама ся крести Пролог, марта Преподобный Феофан сам ся крести и блудницу июня Засвидетельствует сие самих ся крещение и Захария богомудрый, киевопечерский архимандрит книга 2, глава 35 , глаголя сице: Дросие, или Дросида, дщерь царя Трояна, которая, ввергшись в ров водный, крестилася, глаголющи: Преподобномученица Мария Голендуха прииде во Иерусалим, и поклоныпися святым местам, прииде в монастырь некий, идеже злочестиваго Севира ересь живяше.

И спросивши от Бога открыта ей, аще подобно есть приити к причащению их.

Отец Павел Флоренский (Н.О. Лосский)

Вы можете внести посильный вклад в развитие сайта КнижныйГид рассказав о нас друзьям в социальных сетях: Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях. После скачивания книги и ознакомления с ее содержимым Вы должны незамедлительно ее удалить. Копируя и сохраняя текст книги, Вы принимаете на себя всю ответственность, согласно действующему законодательству об авторских и смежных правах.

П. Флоренский. СТРАХ Божий (БТ с. 90). сюда же Е. Верещагин. Г РИГ. Конст. К связи сравнения с отрицанием см. 0. Трубачев в ЭССЯ 8. с. ; 24, с.

Авва Херемон, отшельник египетский, сказал: Ныне пребывают, говорит он, вера, надежда, любовь, три сия 1Кор. Вера страхом будущего суда и мучений отклоняет нас от скверны пороков; надежда ожиданием небесных воздаяний, отторгая ум наш от настоящего, заставляет презирать все плотские удовольствия; любовь, огнем своим воспламеняя в душе нашей любовь ко Христу и к преспеянию в духовных добродетелях, побуждает с совершенною ненавистью отвращаться от всего, что противно им.

Хотя эти три добродетели ведут нас, по-видимому, к одному концу… но степенями своего превосходства много различаются между собою. Две первые свойственны тем людям, которые стараются преуспевать в добродетелях, но не имеют еще постоянного расположения к ним; третья же особенно принадлежит Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божий… Поэтому, кто стремится к совершенству, тот с первой степени страха, собственно называемого рабским… Лк. Здесь человек уподобляется уже не рабу, а наемнику, ибо действует в ожидании будущего воздаяния.

Уверенный в прощении грехов своих, он уже не страшится наказания за них, а сознавая в себе добрые дела, думает получить за них милостивую награду. Иногда это третье состояние называют совершенным страхом. Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его, собственно, для того, чтобы благоугодить Ему; этот знает, в чем состоит существенное добро, он познал, что значит быть с Богом… таковой боится Бога и исполняет волю Божию уже не по страху наказания, уже не для того, чтобы избегнуть мучений, но потому, что он, вкусив самой сладости пребывания с Богом, боится отпасть, боится лишиться ее.

И сей совершенный страх, рождающийся от этой любви, изгоняет первоначальный страх.

Оглавление:

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

О. Павел Флоренский проявлял значительный интерес и, как я хорошо . На съезде Флоренский делал доклад. Страх Божий ().

Говоря о Кресте, мы взяли его как пример: Но дело сейчас не в Кресте, а в свойстве и назначении культа вообще приводить нас в соприкосновение с иными мирами: Но нам, для подхождения к характерным линиям культа—что я и называю философией культа—полезно глянуть сперва именно на грозное величие и массивность древних культов, —чтобы подойти к пониманию страха Божия, исходного переживания религии, —ибо страх Божий и есть да Богу.

Чем массивнее, лапидарнее, архаичнее будем мы мыслить о религии, тем ближе будем мы к истине. Хотелось бы рассуждениям нашим придать каменную тяжеловесность, чтобы слова все весили в 10, в , в раз более, нежели весят они, чтобы каждое из них, как стопудовая гиря, ложилось на вас, чтобы каждое из них своим весом заставляло вас чувствовать его, чтобы вы не могли скинуть с себя его груза, чтобы, одним словом, оно врезывалось в вас все глубже и глубже.

Тогда только могли бы мы рассчитывать на успех и продумать кое-что сообща об основах культа. Но нет, бессильно и пусто слово мое… 7. В моей жизни одним из таких определяющих впечатлений была поездка в Гю листан. Мало надеюсь, что сумею передать вам, на что падали ударения в этой поездке, но все же попытаюсь. Это было в памятный год. Вам известно, что храм, собственно храм был окружен двором, внутренним, разделенным на два отдела, —где собственно и совершались священнодействия, где пребывал тук, мужчины, и что к этому последнему впоследствии, при Ироде Агриппе, вероятно, был пристроен еще двор внешний—для язычников.

Флоренский - Философия культа

Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти и другие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем:

АНТРОПОДИЦЕЯ СВЯЩЕННИКА ПАВЛА ФЛОРЕНСКОГО . интуиция образа Божия; в основе познания освящения человека - интуиция страха Божия.

Вот слово не современное. Но что же делать: Религия есть прежде всего Страх Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, тот да научится страшиться. Отсутствие страха—свидетельство не мужества, а, как раз напротив, —дерзости, наглости духовной, обнагления—свойственного трусливым натурам, когда они уверились в безнаказанности. Не знает страха Божия тот, кто не знает и религии.

Он не страшится, ибо уверился в ничтожности Иного, что над ним. Однако немногие задумывались над неминуемой правдой этих слов, столь близких к суждению философов об изумлении—как начале философии.

Пол Вошер"Страх Божий"